?

Log in

No account? Create an account

May 2nd, 2018

Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.


Алексей Генник:
- Я эту историю уже рассказывал - но в свете нынешнего бюджета не грех напомнить. У меня мама и отчим уехали в Германию в конце 90-х. Из-за Натана (отчима) - у него плохо с сердцем стало, в институте Алмазова сделали коронарное шунтирование и сказали буквально следующее - если хотите жить - уезжайте, реабилитации здесь нет. Ну и уехали - тогда это еще было вполне себе возможно.
Там уже жили друзья и мама с Натаном Ильичом смогли перебраться в Мюнхен - райское место для эмигрантов. Мама хорошо выучила язык и даже устроилась на работу, Натан язык не выучил, да и работать ему уже как-то не по возрасту и здоровью было.
Поскольку в детстве он пережил блокаду и эвакуацию. Что хорошо на здоровье не сказывается. Потом всю жизнь проработал а почтовом ящике - разрабатывал системы связи для военных. Пока это надо было. Как не надо стало - работал дворником на Сенной, продавал автозапчасти на Энергетиков, в ларьке торговал - короче, все знакомо.
Но не важно - в 2003 или 2004-ом у него случился инсульт. На станции Мариенплац - в S-Bahn, самый центр Мюнхена. Скорая приехала через 3 минуты, уже на эскалаторе стали делать капельницы, короче - вытащили, но здоровье стало совсем уж шаткое, а тут еще диабет, опухоль, которая вяло растет (и ее каждые полгода чистят - поскольку удалить совсем сердце не позволяет) - много всяких болячек, но в целом все терпимо, жить можно. Но дернул Натана Ильича черт съездить на Родину. На 9-е мая ему, как блокаднику, полагались льготные билеты - вот и полетели в Санкт-Петербург в 2009-ом году, внуков на месте навестить.
Прилетел он в начале мая. А числа так 8-го решил поехать к нам на дачу. Там мы посидели, в бане попарились, а наутро стало ему нехорошо. Качественно так нехорошо - температура под 39, идти сам не может, бредит и сознание теряет. Отвезли мы тогда его в Петербург и срочно вызвали скорую.
А дальше начался ад. Скорая отвезла Натана Ильича в 3-ю городскую больницу на Вавиловых. Это которая в народе "3-я истребительная". Там маме быстренько сказали, что при таком букете заболеваний и выявленной пневмонии лечить абсолютно бессмысленно - типа денеги не тратьте и приготовьтесь забирать в ближайшие дни тело.
Если бы Натан продолжал жить в России - все бы так и состоялось. Но у него была немецкая страховка. И страховая неожиданно для нашей больницы прям из Германии начала названивать - дескать, как там наш пациент и какое лечение вы ему предоставляете? Услышав, какое именно, немецкая сторона напряглась и попросила ничего не давать и держать в реанимации до приезда бригады из Мюнхена.
И ведь через 36 часов бригада (из Мюнхена!) приехала. Забрала Натана Ильича, повезла в аэропорт Пулково, где уже жал специально оборудованный борт с реанимационным оборудованием. В тот же день Натан был в больнице в Нойперлахе (мама живет в Унтерхахинге - кто знает географию Мюнхена, тот поймет, что даже о ее удобсте позаботились). Еще в скорой Натана ввели в искусственную кому - из которой потом не выводили 3 месяца. В это время подбирали антибиотики, которые возьмут пневмонию (поскольку наши врачи умудрились вколоть ему старые антибиотики, которые только резко повысили резистентность заразы в его легких)
Через 3 месяца его вывели из комы, через 4 с половиной выписали домой. Кстати, он и сегодня дома. Недавно по скайпу говорили. Ну, не скажу, что со здоровьем у него все как у Валуева. Но пока - намного лучше, чем у Бубликова.
Это я к чему - когда мы эту историю рассказывали нашим соотечественникам, то вопрос был один: он вообще кто, что за ним самолет послали? Миллионер? Разведчик? Он хоть гражданин ФРГ?
Нет. Он - советский пенсионер, который так и не выучил немецкий. Не гражданин Германии, более того - всю жизнь проработал на советский ВПК (пока тот не гикнулся). Живет на пенсию блокадника и социал. Да никто он в Германии - у него просто страховка и вид на жительство. И этого достаточно. Это без морали - просто информация к размышлению о величии страны.



Map

Наши и эти




Меня все чаще спрашивают — не стал ли я очеловечивать нечеловеков после фронта? Как-то исчезли былая лють и злобыщо. Окау, отвечаю.

Человек — это такой компьютер с софтом. Это еще в Библии распедаливали про тело и душу. Софт бывает вредоносным, бывает полезным (как у меня и Илона Маска), а бывает просто тетрис и пасьянс «косынка», как у большинства обывателей, обновляющих свой софт у телевизора.

Кроме того, софт бывает активным (как у меня и Илона Маска), он везде лазит, шароебится в сети, подключается где попало, что-то качает без вашего ведома, берет кредиты, покупает биткойны, продает вашу почку — в общем, со стороны это выглядит жутковато. Меняет на ходу элайменты от эвил хаоса до лавфул паладина, и чтобы понять его мотивы, такой софт надо декомпиллировать до генома. Да и то — из этих кубиков ничего понять нельзя.

Главная его установка — это что-то делать, и не вредить сознательно, а только в результате ошибки.

Типичный образец подобной программы — это Альф из одноименного сериала. Ты никогда не знаешь, вернувшись с работы, стал ты миллионером или у тебя сгорел гараж. Но, по крайней мере, Альф не ставил целью сжечь твой гараж. Он хотел заработать миллион, создав новый парфум, но не знал что ронять банку с нитроглицерином на пол крайне чревато.

Ну вот такой он, инопланетянин. Но он не сидит молча в морозилке, вращая бинокулярами в ожидании спасателей с Мельмака, он чем-то занят. Он хочет принести пользу, но каждый раз то нитроглицерин уронит, то сука порновирус на компьютер с банкингом занесет (привет, Фокс), то на кота наступит.

***

Ненавидить россиян, как тела, нет смысла. Это все равно что ноутбук ненавидеть за то что он завис.

Проблема в том, что софт у человека сменить практически невозможно. Его нельзя полностью снести, только ставить новые версии, типа «Долбоеб 1.0» поменять на «Долбоеб 1.1» Но иногда версия «Долбоеб 2.0» облегчается, частично деинсталлируется, и такой человек уже не пытается нагадить тебе в свое удовольствие. Разве что с пользой для себя.

***

А это серьезный прорыв к полезному софту, если вы подумаете над этим вопросом. Даже в тюрьме это понимают — вор и хулиган это разные масти. Вор он работает над пользой для себя, но сомнительными методами. Баклан — он просто бакланит себе во вред. И за это сидит. И воры его презирают.

И если наш национальный концепт, сформулированный Подервьянским, звучит как «отъебитесь» , то российский девиз это: «допизделись».

Так вот. Россия — страна-баклан. Она даже с пользой для себя не ворует. Она просто хулиганит, и за это ее побивают.

Это не полезный софт, это сплошной вирусняк из оливье, блинов, лопат и балалаек с гагариным. И 86% бессмысленного системного ресурса, который позволяет бакланить острым вирусам, и втыкает в телевизор, чтобы обновить оттуда программу «смотри телевизор 2.0». Просто предоставляя объем своей памяти, для того, чтобы в ней резвились всякие посткоммунисты, реконструкторы и прочие православные вирусы. И в таком виде она себя распространяет на сопредельные территории.

Я очень много общался с местными в Ширике, Марике. У меня такая работа, и такая натура - как только я попадаю в новое место, я начинаю осматривать людей.

У них перезагрузка системы и обновление программ. Они говорят «ебать, шо мы накоили, а вы куда смотрели, хунты, чо вы нам сразу по голове не дали? » И как только я вижу хотя бы какое-то просветление, мне самому становится светлее. Потому что если полностью снести программу «Долбоеб» взрослому человеку малореально, то облегчить ее можно. Пусть хотя бы прекратит бакланить и начнет воровать с пользой.

И тогда окажется, что у нас общая польза, и лучше будет не воровать, а делать и продавать. Иногда ронять нитроглицерин и наступать на кота — но уже осмысленно, пытаясь заработать миллион. Потому что, грабя супермаркеты, заработать миллион нельзя. Можно только проебать супермаркеты, и потом покупать все на стихийном базаре в два раза дороже.

***

Напротив 21 отделения «Новой Почты» в Марике есть парикмахерская. Там висит табличка - «нетрезвых и с грязной головой не стрижем».

Я говорю шо трезвый, но голова у меня такой чистоты, что надо хлоркой посыпать и керосином смыть. Потому что на базе даже техническая вода в дефиците, а в море мыть нельзя, оно замерзло на два километра от берега. Тетка смотрит на мое камуфло, и говорит — ничего, я сейчас помою. И моет. И спрашивает — как вы там?

Я отвечаю — стараемся. Все будет нормально. Вы не бойтесь. Она утыкается головой в кресло и начинает плакать. И говорит — если что, вы позвоните, мы сами приедем, пострижем. Бесплатно. У вас там есть чем воду нагреть? Кастрюля, дрова?

Есть, говорю, но лучше мы к вам. Нам же тоже надо в город. На людей посмотреть, и вообще в кино сходить. Она — вам височки под ноль, или шестерочку? - Шестерочку. - Извините, я подружку позову, не могу стричь, у меня руки трясутся. Она хороший мастер. Та-а-аня!.. Здесь нашего постричь надо.

Нашего. Наконец-то "нашего", а не "этого".

И уходит. А я сижу, смотрю на себя в зеркало, у меня небритая шея, на шее догтеги, а на голове чалма из полотенца. И понимаю — ради этого и надо воевать, чтобы менять софт. С "этих" на "наших".

Автор gorky_look

Map