?

Log in

No account? Create an account

July 15th, 2018

Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
Страшную сказку...

Роман Злотников


Пролог

– А у него точно бабло есть?

– Да точно, я тебе говорю! Я сам видел: у него в борсетке баксов – целая пачка! И «Ниву» нулевую в прошлом месяце взял!

– Так, может, он на нее все и спустил?

– Я ж тебе говорю, у него борсетка пухлая, – уверенно заявили хриплым голосом.

– А чего ж тогда «Ниву» взял, а не иномарку?

На этот аргумент второй собеседник нашел возражение не сразу. Поэтому в темной норе, ведущей в подвал недостроенного дома, на некоторое время установилась озадаченная тишина. А действительно, если есть бабло, так чего же не взять «самое-самое»? Жить же надо по полной, на все деньги…

– Да хрен его знает… – спустя пять минут напряженных размышлений вновь вступил хриплый. – Но борсетка у него пухлая, точно. Не газету же он там таскает? – И хриплый заржал от такого дурацкого предположения, даже не догадываясь, что начало одному из самых больших состояний мира когда-то положила именно газета, причем выброшенная с проплывавшего мимо корабля.

– Да тише ты, спугнем еще! – досадливо отозвался напарник. И хриплый тут же замолк. На некоторое время в норе установилась тишина, но она продолжалась недолго. Спустя буквально три минуты из темноты вновь раздался хриплый голос:

– Да где ж он, сука?! Задубел уже совсем, пальцев на ногах не чую… Слушай, я курну. – И через несколько секунд в темноте заалел огонек сигареты.

– А давай и мне сигаретку.

Пару минут оба молчали, а затем вновь заговорил первый:

– А ты уверен, что он здесь пойдет?

– Он всегда здесь ходит, через стройплощадку. Он «Ниву» на стоянку ставит, ну, которая на углу, а потом идет домой. А тут, если не через стройплощадку, обходить почти квартал.

– А если он сейчас «Ниву» около дома оставит?

– Это чего это около дома? Всегда на стоянку ставил, а сегодня, поди ж ты, около дома?

– Ну а если?

– Отвянь!

И в норе опять установилась тишина.

– Слышь, а как думаешь, сколько бабла зашибем? – спустя минуту вновь прорезался первый. – Ну, тысяч пять будет?

– Да какой – пять?! Я ж тебе говорю, у него в борсетке баксов целая пачка. Во такая! Десять – точно!

– Значит, по пять на брата?

– А то… – мечтательно произнес хриплый. – Слышь, а ты на чё свои бабки тратить будешь?

– Не знаю. Не думал еще… А ты?

– А я «бэху» возьму. В тридцатом кузове. У одного моего кореша такая. Ласточка!..

– Тихо!

За углом послышался скрип снега под каблуками. Кто-то приближался.

– Туши сигарету, быстро! – придушенно зашипел хриплый, а его подельник зло ругнулся:

– Черт, и половины не скурил! Ну, курва, он мне за эт… – и замолк, потому что ладонь хриплого заткнула ему рот.

Шаги приближались. Из норы отчаянно несло табаком и по́том. Наконец неизвестный показался из-за угла. Шаг, другой, третий…

– Он, сука! – обрадованно взревел хриплый, и две неясные тени, скользя и матерясь, рванули вверх по деревянному трапу с набитыми поперек него рейками, который торчал из подвальной норы.

– Стой, мля!

Человек, к которому был обращен этот возглас, остановился и, слегка наклонив голову, уставился на двух дебилов, наконец-то вылезших из подвала. В руках одного из них был обрезок водопроводной трубы. Второй щеголял форсистым ножом с наборной рукояткой и лезвием из нержавейки, в дворовых кругах именуемым «зоновским».

– Ну ты, сука, борсетку гони!

– Зачем? – поинтересовался человек.

Этот вопрос сильно озадачил обоих нападавших. У них был точный и тщательно разработанный план устройства собственной жизни на ближайшее время, который включал в себя три пункта: «напасть, отобрать, и всё, ништяк». Никаких вопросов типа «зачем?» этот план не предусматривал. Поэтому возникновение вопроса завело их в некоторый тупик.

– Ты чё, не понял?! – заорал хриплый, взмахивая обрезком трубы, подобно Александру Македонскому решив одним ударом разрубить внезапно образовавшийся логический гордиев узел и двинуться дальше к светлому будущему. Вернее, к тому, что представлялось ему таковым. В конце концов, он был в своем праве. Ему нужны были деньги, а у этого урода (мир хриплого вообще состоял только из трех категорий человекообразных существ – уродов, корешков и клевых телок) они были.

– Нет, – качнул головой человек.

– Ну ты, мля, допросился! – угрожающе просипел хриплый и снова размахнулся обрезком трубы.

Стоявший напротив него человек быстрым движением отогнул полу короткой куртки и вырвал из-за пояса пистолет с навинченной на ствол короткой трубкой глушителя.

Пс-с-с!..

Дебил с трубой без всхлипа опрокинулся назад, украсившись маленькой красной точкой чуть ниже центра лба, как будто индиец из фильмов с Раджем Капуром, не так давно заполнявших экраны тогда еще советских кинотеатров. Человек молча развернул ствол на второго, с ножом.

– Э-э, ты чё?! Ты совсем охре…

Пс-с-с!.. И еще одно тело грохнулось на мерзлую землю, обзаведясь точно таким же украшением, что и первое.

Человек несколько мгновений молча смотрел на два трупа, а затем поднял оружие вверх и движением пальца включил предохранитель. Курок сухо щелкнул, вставая на предохранительный взвод. Человек убрал пистолет и, сделав шаг вперед, наклонился над первым телом. Появления неожиданных свидетелей он не опасался – в это время через стройплощадку, заброшенную еще в конце восьмидесятых, ходить никто не рисковал. Не говоря уж о том, что здесь запросто можно было навернуться в одну из ям или траншей, густо усеивающих поверхность земли, либо пропороть бок торчащей из-под снега арматуриной. Иногда здесь случались неприятности и похуже. Например, типа той, которой он только что благополучно избежал (а два дебила – наоборот). К тому же человек прекрасно чувствовал, что происходит вокруг него в радиусе где-то около ста – ста пятидесяти метров. И в случае появления каких-нибудь нежелательных свидетелей у него было достаточно времени, чтобы покинуть место действия. И этих двух дебилов он так же почувствовал сразу, как ступил за полуразвалившийся забор стройплощадки. Даже раньше. Уж больно сильно от них несло злостью и жадностью. Но как угрозу он их не воспринял, что, впрочем, и подтвердил результат столкновения.

– Интересно, – совершенно спокойно, будто разглядывал не трупы двух людей, которых за несколько мгновений до этого момента сам и лишил жизни, а занимался исследованием некоего образца или анатомического препарата, пробормотал он себе под нос. – Очень явно выраженные признаки деградации. – Человек прикрыл глаза и замер, словно прислушиваясь к чему-то, а затем снова произнес: – И в ментальной сфере тоже… Ну не орите, не орите! Сами виноваты. Неужели было неясно, что если некто столь спокойно и открыто демонстрирует какую-то ценность, скорее всего он способен ее защитить? Впрочем, да, вам — непонятно.

Он открыл глаза, задумчиво покачал головой и двинулся вперед, напоследок пробормотав себе под нос:

– И все же какая-то очень неожиданная скорость деградации. Стоит предложить Совету провести эксперимент…

Через минуту его шаги затихли, и на стройплощадке остались только два мертвых тела и затухающий огонек сигареты, тускло светящийся из той норы, где двое неудачников поджидали свою оказавшуюся столь опасной жертву.



Map










Лужники. Стадион переполнен.
Мировых телекамер не счесть.
Самой-самой игры чемпионы
Обретают медали и честь.

И не зря! Нас они покорили
Своей яркой умелой борьбой,
Целый месяц планете дарили
Праздник спорта, желанный такой.

От эмоций у целых народов
Просто кругом идет голова.
К футболистам на поле выходят
Президенты трех стран и ФИФА.

Потревоженный шумной картиной,
Вдруг Господь, что-то вспомнив, хитро,
Шаловливо, с улыбкой невинной
На Москву опрокинул ведро.

И обрушились теплые воды,
На беснующийся стадион.
В этот миг, споря с волей природы,
Появился Спасительный Зонт.

Он возник, словно бы ниоткуда,
Аки нимб, над челом у Вождя,
Аки щит, аки знак, аки чудо,
Укрывая Вождя от дождя.

Не стоящего рядом Макрона,
Не планеты футбола главу,
Не хорватскую диву-матрону,
Лишь Его Президентства главу.

Но позвольте, недавно он с форсом
Торс могучий народу являл,
Черепки, будто мачо, геройски
Из мокрющей воды доставал !

Что же вдруг приключилось такого,
Чтобы срочно безстыже спасать
Это «мачо» с названием «Вова» ?
Просто стал макияж подтекать,

Мог отклеиться нос или ухо
И конфуз бы позорный возник.
С объясненьями было бы туго.
Все б увидели – «Вова» - двойник.

Средь Людей, мокрых, но настоящих
От причесок, татушек до бутс,
Затесался нетвердо стоящий
Целлулоидно-ботоксный Пупс.

Не скажу, по какому резону
Я вдруг вспомнил, как имидж гнобя,
Персонаж фильма «Мертвая зона»
Прикрывает ребенком себя.

Говорят, среди пишущих книги,
Никаких Нострадамусов нет.
Как, скажите, у Стивена Кинга
Появился подобный сюжет?

Облажался Вован, облажался,
Унавозил свое реноме.
Зря выеживался и старался,
Зря потратил рубли и у.е.

Чем гордиться теперь россиянам,
Когда их лицемерный кумир
И жлобом оказался, и хамом,
И свидетелем стал телемир?!

Не поверит его обещаньям
Тот, кто верить готов был вчера.
От такое ЧМ окончанье.
От такая, малята, игра.

больше фото тут https://twitter.com/fifaworldcup_ru



Map